06/23/2014 Мясная отрасль РФ без новых инвестиции перейдет от интенсивного к инерционному развитию

06/23/2014 Мясная отрасль РФ без новых инвестиции перейдет от интенсивного к инерционному развитию

Несмотря на сохранение положительной динамики в производстве мяса в России, тревога за развитие мясной отрасли нарастает.

Как заявил руководитель исполнительного комитета Национальной мясной ассоциации (НМА) Сергей Юшин, она основана на нескольких факторах, в том числе на распространении африканской чумы свиней, сокращении инвестиций, на таможенно-тарифной политике, которая не полностью учитывает особенности нынешнего этапа развития рынка и задачи по импортозамещению.

"К сожалению, в развитии мясной отрасли уже пройден инвестиционный пик, развитие все больше идет по инерции", - заявил С.Юшин.

В результате число вводимых объектов год от года сокращается. Если в 2010 году их было 271 (131 в мясном скотоводстве, 79 - в свиноводстве, 61 - в птицеводстве), то в 2012 году этот показатель снизился более чем наполовину, до 131 (80 в мясном скотоводстве, 25 - в свиноводстве, 26 - в птицеводстве). В 2013 году падение было еще больше. Общее число новых объектов составило 75, из них 52 - в мясном скотоводстве, 17 - в свиноводстве и всего 6 - в птицеводстве.

"Если в птицеводстве это можно объяснить высокой насыщенностью рынка, то в свиноводстве и мясном скотоводстве такая динамика не может не настораживать, - сказал С.Юшин. - Встает вопрос: будут ли новые мощности полностью восполнять выпадающие объемы производства на старых комплексах и в личных подсобных хозяйствах?".

Как считает С.Юшин, для продолжения структурной и технологической модернизации мясной отрасли необходимо восстанавливать инвестиционную активность предпринимателей. "Это диктуют как новые геополитические реалии, так и растущие риски распространения опасных заболеваний животных, которые приводят к вынужденным, но абсолютно оправданным и необходимым для обеспечения биологической безопасности страны ограничениям в торговле", - заявил он.

ДИАЛОГ С ВТО

Отметив, что в настоящее время возможности увеличения субсидий на уплату части процентов по новым инвесткредитам ограничены, С.Юшин вместе с тем заявил, что при умелом регулировании рынка можно привлекать инвесторов такой рентабельностью, которая бы позволяла гарантированно обслуживать проценты по кредитам и своевременно возвращать сами кредиты.

"Для этого необходимо целенаправленно, с учетом наших возможностей в ВТО, корректировать таможенно-тарифную политику, в том числе и вести переговоры об изменении обязательств России, взятых при вступлении в эту организацию", - считает С.Юшин.

По его словам, это особенно касается рынка мяса. "Россия одна из самых открытых для импорта стран, - пояснил он. - Являясь одним из крупнейших мировых производителей мяса, мы ввозим ежегодно более 2 млн тонн этой продукции почти на $6-7 млрд".

"Мы сладкий и один из наиболее прибыльных рынков для экспортеров", - добавил он.

Как заявил С.Юшин, возможность переговоров с ВТО о новых условиях поставки мяса и о корректировке отдельных тарифов открывается уже в 2015 году. "И уже сейчас надо начинать формировать переговорную позицию", - добавил он.

СЫРЬЕ - ПОД КВОТЫ

С.Юшин сообщил, что отраслевые союзы предлагают распространить тарифные квоты на всю продукцию переработки скота, включая субпродукты, сохранив текущий объем квот.

По его словам, импорт мясного сырья из дальнего зарубежья, не подпадающий под квотирование, превышает 500 тыс. тонн в год, что составляет 25% общего объема ввоза. "По импорту свинины нерегулируемый ввоз составляет почти 40% - и он больше, чем сама тарифная квота", - уточнил С.Юшин.

В частности, в 2013 году при квоте в 430 тыс. тонн было ввезено 645 тыс. тонн свинины, а также 258 тыс. тонн свиного шпика и 97 тыс. тонн свиных субпродуктов и десятки тысяч тонн иной продукции переработки свиней. Общий объем импорта составил 1 млн тонн.

"А ведь именно та продукция, импорт которой у нас не квотируется (свиной жир, мясокостная мука), позволяет нашим конкурентам повышать эффективность производства и конкурентоспособность", - сказал он.

По его словам, тарифное квотирование всей продукции переработки скота и птицы положительно скажется на развитии производства широкого ассортимента сырья как для внутреннего, так и для внешнего рынка.

ПРЕФЕРЕНЦИИ - ОТМЕНИТЬ

Отметив, что в условиях ВТО возможности страны оперативно реагировать на ситуацию на рынке и динамику импорта сузились, С.Юшин вместе с тем считает, что есть ряд инструментов, которые помогут поддержать рентабельность внутреннего производства и обеспечить более равную конкуренцию с зарубежными поставщиками.

Речь, в частности, идет о так называемом преференциальном режиме ввоза товаров. "Многие страны, в том числе крупные поставщики говядины, до сих пор пользуются тарифными преференциями, которые позволяют ввозить в Россию продукцию по льготной таможенной ставке - 75% от тарифа", - напомнил он, добавив, что это снижает эффективность тарифных квот и уровень защиты отечественных производителей говядины.

Принятое весной 2013 года Евразийской комиссией решение об отмене тарифных преференций на мясо С.Юшин назвал половинчатым, поскольку оно было принято только в отношении мяса птицы и свинины. "Это решение сразу же, буквально с первых дней, поддержало свиноводство в самый тяжелый для него период, - заявил он. - Поэтому неясно, почему ЕЭК уже больше года не принимает аналогичное решение по говядине?".

По его словам, более 90% говядины ввозится в РФ по льготному тарифу - 11,25% вместо 15%. Пошлина на сверхквотную говядину составляет 37,5% вместо 50%. Более 75% говяжьих субпродуктов импортируются по льготным или нулевым пошлинам.

Кроме того, 150-200 тыс. тонн мяса поступают в РФ без уплаты пошлин - в рамках свободной торговли со странами СНГ и Таможенного союза.

Поэтому, подчеркнул С.Юшин, необходимо в ближайшее время согласовать со странами ТС отмену тарифных преференций на все виды мяса и перейти к полному взиманию таможенного тарифа. "Тем более он у нас существенно ниже, чем во многих других странах, - добавил он. - Это не противоречит нормам ВТО".

Ежегодные потери бюджета от преференций при импорте говядины (охлажденной и замороженной) НМА оценивает в 2,5-3,5 млрд рублей. А при импорте говяжьих субпродуктов - в 200 млн рублей.

ЗОНА СВОБОДНОЙ ТОРГОВЛИ, НО БЕЗ МЯСА

С.Юшин также считает, что с учетом необходимости защиты внутреннего рынка следует продуманно и взвешенно подходить к процессу переговоров о зонах свободной торговли.

По его словам, "не секрет, что такие соглашения выгодны, прежде всего, странам, ориентированным на экспорт, в том числе продукции сельского хозяйства. "Нам, например, непонятны мотивы продолжающихся переговоров о свободной торговле с Новой Зеландией, - заявил он. - Мы открываем рынок, где 170 млн потребителей, крупнейшему экспортеру молочной продукции и говядины. При этом непонятно, что такого важного мы собираемся поставлять в Новую Зеландию, население которой всего 4,5 млн человек".

По его словам, есть также большие риски для мясного рынка и в случае снятия тарифных ограничений при поставках из Индии и Чили.

Как подчеркнул С.Юшин, для российских инвесторов сохранение и укрепление механизма тарифного квотирования, а через него - возврата инвестиций является крайне важным условием для развития. "Необходимо изъять мясо и мясопродукты из будущих соглашений о свободной торговле со странами, которые являются крупными производителями этой продукции", - считает он.

ЭЛЕКТРОННЫЙ КОНТРОЛЬ: БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ?

Как считает С.Юшин, в условиях распространения опасных заболеваний животных, которые ставят под вопрос само существование некоторых подотраслей животноводства, особое значение должен иметь ветеринарный контроль.

Но, по его словам, большинство нормативно-правовых актов в сфере ветеринарии, в том числе и действующие правила ветеринарной сертификации, устарело. "К тому же они вызывают недовольство бизнес-сообщества наличием административных барьеров и значительной финансовой нагрузкой при проведении сертификации", - сказал он. Затраты бизнеса на оформление необходимых документов оцениваются почти в 10 млрд рублей в год.

Выход из создавшейся ситуации он видит во внедрении электронной ветеринарной сертификации. "Это единственный существующий на сегодня механизм эффективного обеспечения прослеживаемости животноводческой продукции, - считает он. - Прослеживаемость является обязательным условием для выхода российских производителей на экспортные рынки, она необходима для обеспечения безопасности при перемещении продукции не только с внешнего рынка, но и внутри страны".

Электронная ветеринарная сертификация позволяет эффективно и с минимальными затратами со стороны государства и бизнеса обеспечить безопасность продукции на всех этапах производственной цепочки от "поля до прилавка".

Однако, несмотря на то, что власти восемь раз в различной форме давали поручения о внедрении этой системы, дело не сдвинулось, отметил он. Приказ Минсельхоза, предусматривающий оформление ветеринарных сертификатов в единой федеральной электронной системе, Минюст не зарегистрировал.

Источник: Интерфакс