16/11/2015 Играть по-крупному

Строить мегафермы в России выгодно, уверены эксперты, ведь именно с ними предпочитают работать переработчики молока. Правда, возведение такого комплекса возможно лишь при соблюдении трех условий: необходимо наличие достаточного количества финансовых ресурсов, квалифицированного персонала и площадей для обеспечения кормовой базой.

На сегодняшний день в России мегафермой считается предприятие с поголовьем от тысячи и больше. Стоимость такого комплекса (на 1−1,5 тыс. КРС) — порядка 1−1,5 млрд руб. в зависимости от уровня технологического оснащения и выбираемой технологии строительства. И хотя сейчас мегафермы не являются традиционными для нашей страны, постепенно наблюдается рост числа таких предприятий.

Курс на увеличение

По словам председателя правления Национального союза производителей молока (Союзмолоко) Андрея Даниленко, эта тенденция наблюдалась еще во времена Советского Союза. «За счет коллективных хозяйств и колхозов СССР взял курс на укрупнение молочных комплексов раньше, чем все остальные страны мира. Колхозная система была ориентирована на большие животноводческие комплексы, но со временем США удалось нас обогнать, — рассказывает он. — Уверен, что пути России и Америки в развитии молочного животноводства схожи: в обеих странах есть и большие площади, и большие возможности для строительства крупных ферм». Правда в США, помимо этого, есть еще квалифицированные кадры и активно растущее поголовье, оговаривается эксперт. Также нельзя забывать о том, что в Америке идет устойчиво планомерная поддержка молочного животноводства. В России же с 1991 по 2005 год особо серьезной поддержки не наблюдается, сожалеет Даниленко. По словам эксперта, на сегодняшний день подавляющее большинство комплексов, функционирующих на территории России, — малые фермы с поголовьем от 20 до 50 голов дойного стада и средние, на которых насчитывается порядка 400 единиц КРС. В США средний размер ферм — 100−150 голов. Но сейчас там уже никто не берется строить новый комплекс меньше чем на 2−2,5 тыс. голов.

С 2007 по 2009 год в России было введено порядка 200 мегакомплексов. По словам Даниленко, в среднем в создание фермы, рассчитанной на 1−1,5 тыс. коров, нужно вложить от 200 до 300 тыс. руб. на каждое стойло-место и еще порядка 100 тыс. надо предусматривать непосредственно на покупку самой коровы. При этом чем меньше комплекс, тем дороже обойдется оборудование одного места. «Так, при возведении фермы на 200−500 голов затраты на каждую голову стада примерно на 30% больше по сравнению с расходами при возведении фермы на 1 тыс. голов. А ведь молочное животноводство будет окупаться долго независимо от размера предприятия. Средний срок, на который инвесторы, строящие мегафермы, хотят получать кредиты, — от 5 до 10 лет. Если взять статистику за последние пять лет, то средняя цифра по окупаемости молочных комплексов от восьми лет и больше», — приводит данные эксперт.
При этом Даниленко уверен, что ферма, строящаяся с нуля, будет окупаться дольше, чем отремонтированная старая. «Реконструированный комплекс может окупиться и за 2−3 года», — считает он.

В то же время директор по работе с ключевыми клиентами компании «Руукки Рус» (Калужская область, европейский поставщик компонентов, систем и комплексных решений из металла для строительства и машиностроения) Сергей Часовских убежден, что фермы выгоднее строить с нуля.

Во-первых, многие имеющиеся помещения достались в наследство сегодняшним хозяйствам со времен Советского Союза, рассказывает он. Но технологии в животноводстве ушли далеко вперед, особенно в вопросах автоматизации процессов. Размеры зданий, вентиляция, навозоудаление и т. д. — все эти составляющие в конечном счете дают необходимую цену продукта и его качество. «Поэтому, вписывая современную технологию в здание, которое для нее не рассчитано, вы потеряете либо качество, либо количество продукта», — объясняет Часовских. Во-вторых, продолжает он, в 1990-е годы многие хозяйства были в упадке, помещения приходили в негодность, разрушались. Полноценная экспертиза состояния конструкций и их восстановление часто по цене сопоставимы или превышают затраты на строительство с нуля. Таким образом, смысл такой реконструкции теряется, заключает Часовских.

Большинство специалистов сходятся во мнении, что выгоднее строить мегафермы, чем комплексы, рассчитанные на 200−400 КРС. Экономически мегафермы более эффективны, считает Даниленко, ведь распределение затрат идет на большее поголовье и соответственно постоянные затраты получаются существенно меньше. Но поскольку большая часть крупных комплексов функционирует исключительно за счет кредитных ресурсов, при росте процентной ставки или активном падении ставки рефинансирования возникают экономические сложности, которые в свою очередь приводят к тому, что владелец фермы начинает экономить на применении технологий, говорит эксперт. «К плюсам же создания маленьких ферм можно отнести отсутствие большой кредитной истории. Кроме того, на небольшом предприятии легче грамотно спланировать работу. Зато маленькая ферма и окупается дольше», — напоминает Даниленко.

Генеральный директор компании «Стат-Ока» (Калуга, управленческое консультирование для предприятий сельского хозяйства) Антон Кузин в свою очередь уверен, что строительство фермы на 200−300 голов не окупается вообще из-за высокой стоимости капитальных затрат. Проекты крупных ферм (до 1,8 тыс. голов) окупаются 6−8 лет в зависимости от технологии содержания и уровня капитальных затрат, а также дополнительных издержек, например, на локализацию производства кормов и организацию переработки молока, рассказывает гендиректор. «Переработку молока, хотя бы базовую фасовку, мы интегрируем в проекты всех своих клиентов, так как оставлять такой большой объем добавленной стоимости переработчикам нет смысла. Сохранение максимума добавленной стоимости у производителя молока — основа экономической эффективности фермы. Прямая продажа товарного молока значительно увеличивает сроки окупаемости», — поясняет Кузин.

По его мнению, в этом и состоит основная причина неэффективности малых ферм: дорогостоящая переработка эффективна лишь при больших объемах выпуска товарной продукции.

Сокращая расходы

По словам Часовских, в 2006—2008 годах в его компании максимальный спрос приходился на молочные фермы на 1,2−1,4 тыс. голов. Такая ферма включает в себя, как правило, два коровника шириной 32−35 м и длиной 110−130 м, доильно-молочный блок, телятник и другие объекты. «Цена квадратного метра коровника под ключ с оборудованием составляет приблизительно 7−8 тыс. руб. для крупного проекта и 11−14 тыс. руб. для небольшого», — подсчитывает Часовских.

По его словам, сократить расходы на строительство можно, например, за счет применения легких конструкций на основе оцинкованных профилей. Это позволяет серьезно снизить вес конструкций, а значит и их стоимость. Это же помогает сократить объемы фундаментных работ. Технологичность сборки конструкций на болтовых соединениях и отсутствие сварки значительно экономит время строительства и, следовательно, срок окупаемости проекта.

Даниленко считает, что лучше возводить одно большое здание, где под одной крышей будут находиться порядка 1,5 тыс. КРС, чем делать секционные комплексы из двух-трех ферм по 500−800 коров в каждой. Это позволит снизить количество задействованной техники, потребляемой электроэнергии, капитальных затрат и персонала. Генеральный директор консалтингового центра «ДиаГенис» Роман Костюк, наоборот, уверен, что правильнее вводить секционные комплексы по 600 голов и наращивать поголовье постепенно, параллельно обучая персонал и отлаживая систему управления производством.

По словам Кузина, внутренние логистические затраты на мегаферме и на среднем предприятии не слишком отличаются, так как для нормального функционирования любой фермы нужен примерно одинаковый набор оборудования. При этом доля постоянных затрат в себестоимости молока (заработная плата, электроэнергия и т. д.) на крупных фермах ниже, но это не является конкурентным преимуществом, добавляет Кузин, ведь основные издержки приходятся в первую очередь на корма.
По его словам, для выращивания объемистых кормов для фермы на 500 голов необходимо 620 га, под зерновые — порядка 600 га. Для комплекса на 1,4 тыс. голов нужно 2125 га под объемистые корма и 1770 га под зерновые. Данные объемы характерны при средней урожайности и без учета севооборота.

По мнению Даниленко, площадь для выращивания кормов и утилизации навоза должна составлять минимум 2 га на одну дойную корову вне зависимости от размера фермы. При этом, подчеркивает он, увеличение поголовья с 1 до 3 тыс. дает возможность уменьшить капитальные затраты (на корма и навозоудаление) на одну голову. В то же время поголовье свыше 3 тыс. на одной площадке в российских условиях создает очень большие логистические и экологические сложности. С ним согласен Костюк: при столь значительном увеличении поголовья усложняется как логистика, так и система управления.

При этом уже сегодня есть системы, позволяющие управлять стадом любого размера на уровне индивидуального подхода. Существуют компании, проектирующие для своих клиентов фермы на основе технологического оборудования и системы управления стадом. «Индивидуальный подход к каждому животному позволяет отбраковывать неэффективных. Тем самым происходит последовательная селекция, приводящая к росту надоев вплоть до 12 тыс. л/год на голову», — объясняет Кузин.

Правильное наполнение

Чтобы мегаферма окупилась, ее нужно заполнять только высокопродуктивными животными. Вместе с тем эксперты отмечают, что такого скота на территории России недостаточно. Поэтому владельцы мегаферм вынуждены закупать импортных животных.

Как отмечают в компании «Молочный холдинг» (ранее компания «Бабаевское молоко»), возможность поэтапной комплектации — одно из преимуществ мини-ферм. «Тщательно отобрать и бережно ввести в производство 150 нетелей куда легче, чем тысячу или полторы, — уверен основатель УК «Молочный холдинг» Игорь Бабаев. — Тем более что основную ставку мы делаем на скот, рожденный и выращенный в России, которому не нужно адаптироваться к новым условиям кормления, содержания и климату. В настоящее время у нас есть несколько своих племенных хозяйств».

Главный экономист компании «Ледово» (Московская область, выращивание зерновых и картофеля, разведение молочного КРС) Татьяна Погодина уверена, что и импортный, и отечественный скот при сбалансированном кормлении и хорошем содержании способен давать одинаково высокую молочную продуктивность.

Как отмечает пресс-секретарь компании «Юнимилк» (центральный офис — Московская область, производитель молочной продукции и детского питания) Евгения Лампадова, при покупке скота прежде всего важны его продуктивность и здоровье. Например, для комплекса «Вербиловское», который был запущен весной 2007 года и рассчитан на 1,2 тыс. голов, покупался как импортный, так и отечественный скот голштинской породы. На коровах голштино-фризской породы остановили свой выбор и в «Русской молочной компании» (Пенза, молочное животноводство и растениеводство) при возведении комплекса на 3,6 тыс. голов в Наровчатском районе. Это современное предприятие европейского уровня, расположенное на площади 44 га, включает в себя пять коровников, два доильных зала, предродильное и родильное отделения, телячью деревню, а также силосные траншеи, биореакторы для переработки навоза и целый ряд инфраструктурных и хозяйственных объектов. После выхода на полную мощность комплекс будет производить 80 т молока в сутки или 29 тыс. т/год.

Заместитель генерального директора по производству «Русской молочной компании» Александр Голоштанов рассказывает, что молоко голштинов заметно отличается по основным качественным показателям. Именно этого требуют крупные переработчики, которые готовы покупать такой продукт по высокой цене. Голштины пользуются большой популярностью во всем мире благодаря своей высокой продуктивности — свыше 10 тыс. л на голову в год, высокой продолжительности сроков использования — до 4 лет и прочим особенностям.

По данным Института аграрного маркетинга, в 2007 году на долю «голштинов» пришлось почти 85% закупленного за рубежом молочного скота. Как правило, «Русская молочная компания», завозит нетелей на 4−5 месяце стельности и через такое же время начинают получать первое молоко.

Источник: журнал «Агроинвестор»